Начало освоения русской Арктики

Пока следы самых ранних поселений человека в российской Арктике археологи относят к VII — VI тысячелетиям до нашей эры. Постоянные рыбацкие поселения стали появляться на ледовитых побережьях три тысячелетия спустя. Казалось бы, как могли наши предки с их примитивным снаряжением и крайне далеким от цивилизации бытом жить в Арктике? Может быть, тогда несколько иным был полярный климат. А может, те условия, которые мы сегодня считаем экстремальными, в ту пору воспринимались вполне естественными, пригодными для жизни. Как бы то ни было, но нам, живущим в двадцать первом веке, трудно удержаться от восхищения людьми, имевшими мужество вести свой род от поколения к поколению среди вечной мерзлоты… Освоение Европейского Севера славянскими племенами ведет свое начало от VI века нашей эры. Первая точная дата полярного мореплавания зафиксирована в летописи, повествующей о том, что в 1032 году новгородский посадник Улеб совершил поход с Северной Двины к Железным Воротам (предположительно — к проливу Карские Ворота между Новой Землей и островом Вайгач).

К XII веку Русский Север был хорошо известен новгородцам. Они организуют военные походы на Печору и Югру, собирая дань с северных народов. Жизнь тех времен идет неспешно, налаженным кругом, но события проникновения в арктические просторы следуют одно за другим. Факты говорят о вовлечении Севера в экономику Великого Новгорода. На Северной Двине появляется Архангельский монастырь. Новгородские суда тревожат своим появлением варяжские побережья. Установленные границы — не преграда. Набеги обоюдны и разорительны, противостоять им могут только православные твердыни, вырастающие в Поморье — Николо-Корельский, Печенгский, Соловецкий монастыри. У полярных морей твердая корка, да сладкий плод — борьба за владения идет нешуточная, и средневековая дипломатия уже вовсю корпит над демаркацией земель: «По се — мое, а по се — ваше»… Города континента растут, ремесленные цехи крепчают и ширятся, требуя все больше сырья. А полярные владения — это рыба, шкуры и жир морскогозверя, драгоценная пушнина! Стратегические ресурсы в пору средневековья прирастали Арктикой. Поморский народ, выкованный суровыми условиями природы и постоянного риска, испокон веков был активен и работящ.

В XV веке поморы совершают первые промысловые плавания на Грумант (Шпицберген), основывая там становища.

Не дают покоя сумеречные моря и мореходам Европы. В середине XVI века стартует история открытия и исследования Северного морского пути. Короткую дорогу морем в Китай и Индию вдоль арктических берегов ищут англичане, надеясь открыть северо- восточный проход в теплые страны. Снаряжение экспедиций — дорогое дело, но купцы кооперируются, вкладываясь в географию.

В 1553 году Ричард Ченслер, обогнув мыс Нордкап, после драматического плавания достиг окрестностей Архангельска. Три года спустя Стивен Барроу добрался до Новой Земли. В исследовании этого района большую роль сыграл голландец Виллем Баренц, совершивший в 1594-1596 годах подряд три легендарных плавания. В поисках пути в Тихий океан он поднялся под парусами до 78 градуса северной широты. Отважный и напористый командор умер в Арктике, навек успокоившись в ней, а море, им исследованное, спустя триста лет стало носить его имя.

Русские мореходы штурмовали полярные моря и числом и умением, выводя в дальний путь свои кочи и лодьи. В конце XVI века поморы, освоившие уже и Гусиную Землю (архипелаг Новая Земля), проникли в Обскую и Тазовскую губы, оставив потомкам немногочисленные, но подробные описания открытых ими мест.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here