История освоения Арктики. XIX век

В Арктике все меньше «белых пятен», словно столетие назад наступила географическая оттепель, и из безвестности «вытаяли» мощнейшие архипелаги, явившие уникальную красоту причудливой природы. Но не она интересовала в эту пору россиян — нужны были природные ресурсы, к коим относятся, в частности, и морские пути. Огромные пространства России требуют надежного транспортного сообщения. Северный морской путь вдоль арктических побережий и полноводные русла сибирских рек должны были составить мощную транспортную систему России. Государственная воля ставила все более конкретные задачи по освоению полярного бассейна.

Идея сквозного морского хода в веке девятнадцатом не дает покоя государственным мужам. Но морские экспедиции того периода все же безрезультатны. «Морское сообщение с Сибирью принадлежит к числу вещей невозможных», — к такому выводу приходили исследователи того времени.

Четыре летних сезона подряд, в 1821-1824 годах, из Архангельска к Новой Земле ходил лейтенант Федор Литке, но так и не сумел проникнуть ни к северу, ни к востоку архипелага. Однако польза этих экспедиций очевидна: Литке вел астрономические и геодезические работы, физико-географические и гидрографические исследования, первые в полярном бассейне магнитные наблюдения.

В 1837 году экспедиция академика Карла Бэра и кондуктора корпуса флотских штурманов Августа Цивольки впервые исследовала природу Новой Земли. Вывод Бэра — Карское море недоступно для судов. Авторитет ученого был так высок, что скепсис был разрушен только тридцать лет спустя плаваниями «под парусом и паром» Д. Виггинса, Н. Норденшельда, Д. Шоненберга и их последователей.

Частная инициатива также вносит свою лепту в освоение Арктики. Особое внимание было приковано к ресурсам Новой Земли. В 1832 году туда отправилась научно-коммерческая экспедиция, снаряженная на деньги чиновника Клокова и архангельского купца Брандта, ее целью было возобновление старинного морского пути из Архангельска к енисейскому устью и описание восточного берега Новой Земли. За год (с августа 1832-го по август 1833-го) начальник экспедиции подпоручик Пахтусов произвел первую опись всего юго- восточного берега Новой Земли — от Карских Ворот до Маточкина Шара. Результаты сочли полезными и на государственные средства снарядили вторую экспедицию, успешно работавшую на новоземельском побережье в 1834-1835 годах. В 1838 году правительство направило на Новую Землю еще одну экспедицию под руководством Цивольки — для окончательного составления карты архипелага. Результаты оказались скромными: Карское море было названо непроходимым, мощь судов против льдов — недостаточной. И в симфонии арктического мореходства все звуки на время умолкли. Наступила пауза…

Исследование же материковой Арктики продолжалось с прежней настойчивостью. География полярных стран занимала умы ученых мужей того времени. В 1843 году Александр Федорович Миддендорф, ставший впоследствии академиком Российской Академии наук, исследовал север Таймырского полуострова, открыв вместе с топографом Василием Вагановым горы Бырранга. Собирал новые для науки материалы о таймырских эвенках, нганасанах, долганах и северных якутах, проводил исследования на Новой Земле, первым обнаружил теплые воды Гольфстрима в Баренцевом море.

Рижский таможенник Матвей Матвеевич Геденштром, сосланный в Сибирь, в 1809 году исследовал Новосибирские острова и материковое побережье в пределах тысячи верст меж Яной и Индигиркой. Именно в экспедиции Геденштрома участвовал якутский промышленник Яков Санников, неоднократно видевший с Новосибирских островов загадочную землю, названную по его имени Землей Санникова. Здесь же в 1821-1823 годах работал военный моряк и топограф Петр Анжу, возглавлявший Усть -Янскую экспедицию. В те же годы к востоку от Индигирки работала Колымская экспедиция Фердинанда Врангеля, организованная «для исследования и точнейшего определения берегов Восточной Сибири». Она нанесла на карту берег от Индигирки до мыса Большой Баранов, описала и частично нанесла на карту Медвежьи острова, обследовала северный берег Чукотского полуострова… Казалось, в Арктике стало тесно, еще чуть-чуть — и экспедиции будут встречаться на исследовательских тропах. Казалось, все открытия уже сделаны и российским мальчикам впредь не придется грезить «Землей Санникова»… Но Арктика, словно вознаграждая своих «гостей» за терпение и целеустремленность, продолжала и продолжает раскрывать свои географические секреты.

В 1867 году Томас Лонг, капитан американского китобойного судна, открыл к западу от маленького островка Геральд в Чукотском море крупный остров и назвал его в честь барона Ф. П. Врангеля. А в 1873 году на крайнем западе Российской Арктики было сделано еще одно крупное открытие: обнаружен неизвестный ранее архипелаг. О его существовании за годы до события говорили геолог и географ Петр Кропоткин и военный моряк Николай Шиллинг. Открытие принадлежит австровенгерской экспедиции военного топографа Юлиуса Пайера и военного моряка Карла Вайпрехта, предпринятой на пароходе «Тегетгоф».

Открытый архипелаг они назвали в честь австрийского императора Землей Франца -Иосифа. Менее крупный архипелаг был обнаружен в 1881 году в Восточной Арктике, к северо-востоку от Новосибирских островов. Американская экспедиция Д. В. Де -Лонга открыла три острова — о. Жаннеты, о. Генриетты и о. Беннетта, — получившие позднее название островов Де -Лонга. Между тем проблема поиска Северного морского хода после успешных попыток одолеть «море без кораблей» вновь стала актуальной. Новые экспедиции были предприняты благодаря крупным сибирским промышленникам Михаилу Сидорову и Александру Сибирякову. Они вложили средства в экспедиционное плавание паровых судов из Европы. Пароход «Диана» под командованием шотландского капитана Д. Уиггинса в 1874 году успешно добрался до Обской губы и северо-западного Таймыра, а экспедиция шведского полярного исследователя Н. А. Э. Норденшельда на пароходе «Вега» в 1878-1879 годах впервые в истории арктического мореплавания прошла по всему Северному морскому пути с запада на восток (с одной зимовкой).

Пароход «Фрам», принадлежавший норвежцу Фритьофу Нансену, в сентябре 1893 года начал свой историческийдрейф через Центральную Арктику. Судно начало дрейф севернее острова Котельный и закончило его почти три года спустя севернее Шпицбергена. Нансена на борту «Фрама» не было. Он вместе со штурманом Ф. Я. Иохансеном в марте 1895 года ушел в самостоятельный ледовый поход, пытаясь достичь полюса, но достиг лишь широты 86°14′. Нансен и Юхансен зимовали на одном из островов Земли Франца -Иосифа, где встретили британскую экспедицию Фредерика Джексона, которая доставила их в Норвегию. Во время дрейфа «Фрама» в Арктике были впервые обнаружены глубины более 3000 м, а ледовый рейд Нансена стал наглядным примером человеческого мужества, решимости и хладнокровия перед лицом стихии. Ни одно подобное скитание по просторам Арктики еще не заканчивалось успехом. Полярный бассейн по-прежнему оставался зоной риска и смертельной опасности, случай и воля обстоятельств здесь все еще играли человеческими судьбами, как море — молодыми льдами. В 1885-1886 годах на реке Яне и Новосибирских островах работала академическая экспедиция под руководством Александра Бунге. Его помощником был геолог Эдуард Толль. С одного из Новосибирских островов, Котельного, он дважды видел на севере контуры некой земли, посчитав, что это и есть таинственная Земля Санникова.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here